Альянсы

Верховный инквизитор станции Новый-Ватикан , Отец Бенедикт сидел на стуле, выкованном из scrapa в слабо освещаемом 2 каганцами и одним чадящим факелом помещении и думал о предстоящем разговоре с посланником станции Столичной.

Разговор обещал быть серьезным и долгим – речь шла о заключении Временного Альянса с целью уничтожения одной из обителей шриков, также именуемой Мактабом, раковой опухолью расползшегося в непосредственной близости от станции Столичной. В последнее время поставки scrapa и вылазки на поверхность за возможной добычей сошли на нет – уж слишком часто отправляемые разведотряды возвращались изрядно потрепанными, а иногда и вовсе не возвращались. Явление вполне распространенное – мутантов за последние 30-40 лет, прошедших с того дня, как радиоактивные осадки и холод достигли Ташкента, расплодилось что пчел на пасеке, и питаться они предпочитали в основном человечиной, а у шриков она вообще была деликатесом, именуемым почему-то Сахарной свининой. Но совсем недавно события приняли отнюдь не самый приятный оборот: политика изгнания Европейцев и Американцев, стаями саранчи сползавшихся из опустошенной ядерной бомбежкой Европы и обледенелой Америки в относительную безопасность Средней Азии, начала приносить свои горькие плоды. Разведка и союзники с поверхности – Вольные, докладывали, что изгнанные в большинстве своем Американцы каким-то непостижимым образом, вступали в контакт, а в некоторых туманах (районах) вставали во главу мактабов. Неизвестно, как им удавалось подчинить себе пожалуй самых опасных тварей с поверхности – шриков, появившихся в Каменном городе (Таш – камень, Кент-город) лет эдак 20 тому назад, предположительно из отравленных радиацией степей Казахстана и довольно скоро и споро загнавших тех немногих жителей Каменного, что еще ютились в промороженном, лишенном центральной Власти и вечерами очень опасным городе, в темные подземелья метро. Те, кто еще раньше, в первые годы 3й Мировой, когда Россия и Америка обменялись ядерными ударами, а Северная Корея обрушила на своих соседей – Южников всепожирающий огонь с небес, перебрались жить с поверхности не горели особым желанием принимать беженцев и очень часто выгоняли их обратно, что было равносильно смерти. Были локальные стычки, вспышки насилия, когда беженцы пытались силой завоевать себе место в перенаселенных кавернах Ташкентского метрополитена, были и некоторые станции – Великий Туран, Северный Вокзал (ныне именуемый Бастионом Арийской Расы), которые с распростертыми объятиями принимали беженцев, если они конечно отвечали требованиям руководства станций – исповедовали Ислам и являлись мусульманами в случае Великого Турана и были Арийской крови, в случае Бастиона, где нашли свой дом множество представителей Восточной Европы и Немцев.

После первых месяцев недовольства и избиения пришельцев с поверхности «Жилищный Вопрос», казалось, был решен. Те, кому посчастливилось выбить или выпросить себе место под солнцем, а если поточнее под темными сводами Ташкентского метрополитена осели и превратились в «своих» ребят. Под землей воцарил хрупкий мир, прерываемый мышиной возней арийцев и терактами туранцев , на поверхности шрики поуничтожали остатки жителей Каменного, рискнувших остаться в Городе и вроде бы притихли, лишь изредка тревожа покой жителей затрапезных станций, в большинстве своем опустившихся до уровня троглодитов, оборванцев с потухшими глазами, перебивавшихся с мяса кошек на чахлую траву, произрастающую в короткий период весны и лета – с Мая по Август, не гнушавшихся и людоедством. «Подобные поедают себе подобных», похохатывали жители зажиточных станций…

Сей мир и идиллия, когда люди слепыми котятами тыкались носами в склизкие, мокрые стены и потолки подземного Аида, а шрики, покрошив людей, принялись методично вырезать своих мелких сородичей – Вольных, пришедших то ли из опустошенного ядерными ракетами Ирана, то ли из Каракалпакстана схлестнулись в яростной схватке с Южно-Казахстанцами, за территорию (Говорят что там, в Казахстане люд вконец изголодался и одичал – жрут друг друга и вступают в преступные, а более злые языки утверждали, что и в половые связи со шриками). Как бы то ни было, никто не мог сказать откуда заявились мирные и охотно идущие на сближение с людом вольные?

Так вот: сей мир и идиллия длились не долго. В 45 году П.А в Ташкент тонким ручейком полились жалкие остатки Американцев и Европейцев. К ним относились с толикой осторожности и недоверия, но удивительно, - жить на станциях позволяли. Но вот кто-то пустил слух, что мол-де «Амирикосы» приперлись в Каменный, чтобы Дерьмократию насаживать и к местным относятся как рабовладелец к ленивому рабу. Тут еще и выходцы из России, органически не переваривающие Америкэнбоев за то, что якобы те первыми начали, ни с того ни с сего, утюжить ракетами Владивосток, подлили кошачьего масла в огонь, заявив, что на Юнусабадской (круг 2ой – как ее также называли) линии Западники чинят беспредел, насилие и плевать хотели на мнения имевших политический вес станций – «Бастиона», «Нового Ватикана», «Великого Турана» и «Столичной». Оне, мол-де и языки учить не желают, и местных в ломаный цент не ставят, и практикуют сатанизм вкупе с работорговлей. Откуда ни возьмись, появились и несчастные жертвы «Американского беспредела», тыкавшие любопытствующим в нос клейма и раны, якобы полученные ими в Амирикоскомрабстве. Началась массовая истерия, анти-американские настроения достигли высшей точки кипения, кто-то бросил клич «Бей залетных», и пошла коса народного гнева иноземцев косить. Янки, впрочем к такому обороту событий были явно готовы и выставили против народного ополчения стальной кулак, увенчанный кукишем (It’sourcountrynow, youdon’tlikeit? Goandfuckyourselves!). На станции Амир Темура (Сквер, Лысый парк) произошло грандиозное побоище:Амирикосы вынесли народное ополчение, обратив переживших бойню в рабов и отправились потчевать на лаврах «фримэнов-победителей» в свои подземные дворцы. Столичная созвала чрезвычайный военный совет – присутствовали Арийцы, Туранцы и Братия из Нового-Ватикана. После долгих часов аргументов, контраргументов и препираний Америкосов решили отрезвить и повыгонять на поверхность.

Народу бить Амирикосов набралось прилично. Хитрецы из «Столичной» привлекли к этому трудоемкому делу три десятка вольных из дружеских племен, наобещав им человечьего мяса (тем паче мясцо амирикосов – мягкое, жирное, ммм…Вольные пускали слюни и с радостью соглашались). Вооружившись кто чем смог (Были старые ржавые калаши, их модификации, СВДшки, ТТшки, М-16 (Клин клином – лыбились владельцы Эмок), было и холодное оружие, сварганенное из scrapa – фальчионы, кистени, пара десятков «Арийцев» приперлись с моргенштернами..) союзная армия отправилась на 2ой круг, урезонивать амирикосов…

Станция «Лысый Парк» встретила доблестную армию наспех сооруженными укреплениями и напряженной тишиной. Военное командование решило утрясти дело тихо-мирно. Были высланы парламентеры из числа жителей станции «Космонавтлар» («Свободная») – пара бредящих панкеров, согласившихся за 2 короба бес-травы, не то что Амирикосам условия ставить, но самим шрикам в мактаб залезть, святой отец со станции Новый-Ватикан, на случай если Жрецы-станисты решат вдруг навести на парламентеров Бесовское наваждение, да немец-переводчик с Бастиона.

Одил-ака, знакомец Отца Бенедикта рассказывал, что Парламентеры, дойдя до ограждений вытолкнули вперед одного из панкеров, который дурным голосом проблеял (Отец-Инквизитор при этом принялся истово креститься – происки сатанистов-амирикосов, как пить-дать), что «имеет залетным кой-чиво сказать». После минутной задержки, в течении которой парламентеры изошлись потом со страху, а священник раз сто перекрестился («Брешешь, Одил» - сказал своему другу Бенедикт, в первый раз услышав его рассказ. «Да ей же ей, как можно?» вопросил обиженный Одилака, и со свойственным ему юмором продолжил свое повествование). Тут, над наваленными в кучу мешками появились амирикоские рожи, а в проемы амбразур повыстовлялись свиные хари («Эх, Одил,Одил, - качал головой Бенедикт, снисходительно улыбаясь. «Мамой клянусь, так все и было!» - возмущенный неверием Святого Отца Одилака наотрез отказался продолжить свое повествование, но после того, как отец Бенедикт раз 10 попросил прощения и приказал своей братии внести в кабинет жаренных крысят, Одилака заметно подтаял, а после пятой чарки сивухи милостиво согласился продолжить свой рассказ).

Парламентер увидав такие дива и наваждения,диавольские навострился было драпануть, но заметивши, что Верховное Командование полным составом с интересом наблюдает за развитием событий и побег равносилен дезертирству, а за дезертирство грозит ему быть слопанным вольными, дрожащим со страху голосом, предложил амирикосам «Уебывать в свою Америку», что амирикосы, по причинам языкового барьера не поняли, а осмелевший панкер восприняв их молчание как знак согласия, продолжил уже более смелым тоном,что мол де «В гробу мы видали вашу западную Дерьмократию, нам и так хорошо, нам де лишние рты не нужны. А посему пиздуйте на все четыре стороны по хорошему, иначе мы вас силой высукнем». Амирикосы хлопали своими буркалами и речи панкера понимать никак не хотели, пока в дело не вступил Немец-переводчик. Жутким своим немецким прононсом он поверг врага в легкую панику, но на ультиматум амирикосы предложили союзной армии «Fuckyourself» («Сказывается отсутствие воображения» - ехидно добавил Одилака впиваясь зубами в нежные тельца жаренных крысят). Тут немец брякнул такое, что прямо дрянь говорить, тьфу, экая пакость («Так что же он сказал?» не раз вопрошал отец Бенедикт, в ответ получая невнятное бурчание, плевки на пол и слова «Дрянь то экая, чесслово»). Амирикосов его слова взъебли не на шутку и парламентеры были изрешечены пулями и арбалетными болтами. Узрев такое вот нарушение Диппротокола, Командование отдало приказ атаковать и пошла потеха…

Доходя до этого момента Одилака заметно посерьезнел, делал длинные паузы в своем повествовании, не отрываясь глядел в одну точку. …Весь 2ой круг был зачищен, бойцы скользили на залитом кровью полу, озверевшие вольные голыми руками разрывали Американцев на части, и падая на четвереньки голодными псами пожирали человечью плоть. На одной из станций, Одил, тогда еще молоденький, 20 летний парнишка вместе с братьями-туранцами и парочкой фашиков ворвались в палатку. Жесткие матрацы на голом полу, ворох тряпья наваленный в одном из углов палатки, красивая молодая женщина в выцветшем синем платье вжимающаяся в брезентовую стену, выставив перед собой огромный тесак и крича от страха. Громко и пронзительно – так верещит предназначенная на убой кошка, так отчаянно пищит крыса-мать, когда Повар волосатой рукой с грязными, обгрызенными ногтями смахивает весь ее выводок в холщовый мешок.

Одуревший от выстрелов, криков о помощи, проклятий и рева почуявших свежую кровь вольных Одил сам не заметил, как бросившись на женщину, повалил ее на пол, выбивая из рук тесак…

Насиловали не долго – женщина не сопротивлялась, лишь изредка шептала прокушенными в кровь губами проклятия на американском, да плюнула разок в розовощекую морду Арийца с «Бастиона», последним насиловавшим ее… Сделав свое дело, он щербато ухмыльнувшись откинул ее голову назад и полоснул острым ножом, на деревянной рукоятке которого красовался грубо вырезанный имперский орел со свастикой в трехпалых лапах, по длинной белой шее американки… Вот тут то они и услышали сдавленный всхлип , идущий из под груды белья. Все немало переполошились, принялись искать беззаботно отброшенное оружие. Фашик с ножом кошачьей походкой подошел к грязной груде тряпья, носком громадного, покрытого слизью и кровью сапожища принялся разгребать горку рыхлых шмоток. Взгляду Одила и всех, кто находился в палатке, предстала маленькая, девятилетняя девочка в застиранной пижаме с веселыми крольчатами. Светлые волосики, грязное личико, огромные, голубые как Весеннее небо над Ферганой глазищи, в которых плавал немой крик ужаса и слезы. В руках девочка крепко сжимала плюшевого мишку, озорно подмигивающего бойцам Союзной Армии глазами-бусинками.

- Опаньки, что же тут у нас такое? – Толстая ряха фашика расплылась в сальной улыбке – Лопни мои глазоньки, неужто сам Ангел небесный спустился с небес в грязное подземелье к БезбожнымАмирикосам. Ну, иди к доброму дяденьке, Ангелочек, иди-ка.

Он грубо схватил девчонку за волосы и, выдернув из груды тряпья швырнул на матрац, рядом с остывающим трупом ее матери. Девчонка еще крепче вцепилась в мишку, увидав мертвое тело матери заплакала. Молча. Ни единый звук не вылетел из ее плотно сжатых губок-вишенек.

- Фамильное сходство на лицо – хохотнул Ариец – Яблочко от яблони…

- Стой – проскрипел Одил, кровь отхлынула от его лица, и оно сделалось похожим на лицо покойников, в изобилии валявшихся по всему 2ому кругу. Кругу ада, созданного человеческими руками. Ариец даже не посмотрел на Одила. Его внимание было всецело направлено на маленького серафима в пижамке.

- Не бойся, сладенькая. Добрый дяденька не сделает тебе вавочки – ворковал Фашик, поглаживая девочку по льняным волосикам.

- Брат, эй. Брат – Одил потряс фашика за плечо – Брат-ака, не надо, оставь ребенка.

- Слышь, черножопый – прогремел сзади голос второго Фаша – угрюмого детины с резко выступавшими скулами, сжимавшего трофейную М-16 в лапищах – уебывай нахуй покуда цел. И дружков своих захвати. Тель-авивский раввин тебе брат, понял!

Одил окинул тоскливым взглядом своих братьев со станции «Великий Туран». Дильшод отвел свой взгляд, Алишер покачав головой, произнес чуть слышно «Керакэмас, Урток» («Не надо, дружище»). «Что же делать – подумал Одил – как же..» надо развернуться, ударить амбала топором по морде, выхватить автомат и...

- Гюнтер, прошелестел фашик, целуя девочку в грязную щечку, по которой, прочерчивая линии-каналы, бежали слезы, одна за другой, одна за…

- Выведи черных отсюда, у меня сугубо конфиденциальный разговор с сим ангелом.

- Ну что же ты, meinherz– обратился он к плачущей девчушке – не бойся, не надо.

- А ну вышли, черножопые – рявкнул Гюнтер, поводя МКой из стороны в сторону – Адольф говорить с ангелочком счаз будет. Ха, ха..

Одил подчинился. Ему было всего 20 и он так не хотел умирать…

 

Продолжение следует...

 

Автор: Don PURGEN

http://don_purgen.livejournal.com/

 

 

Комментарии пользователей:
Написал: Lyova,
2011-03-12 в 0:5
+2
Оооо токого чуда я еще не читал!!! Мне нравится фошыздкие настроения. Прям за душу взяло
ответить ›

Написал: мия,
2011-09-23 в 16:8
0
да приикольно

ответить ›

Написал: Diorrik,
2011-03-13 в 13:12
+2
НУ ты меня не перестаешь удивлять! Прикольно)))
ответить ›

Написал: мия,
2011-09-23 в 16:8
+1
ты эт кому
ответить ›

Написал: Guljan,
2011-03-22 в 9:36
+1
с каждым разом лучше! но девочку жалко! очень!
ответить ›

Написал: мия,
2011-09-23 в 16:10
+1
Да не сколь не жалко не тупи
ответить ›

Написал: Руслан,
2014-02-25 в 6:48
0
попрёт,продолжай в том ж

е духе!
ответить ›


А Вы что думаете?

Вы можете оставлять комментарии анонимно, или войти на сайт через open ID и использовать любой из ваших существующих аккаунтов (Mail.ru, Вконтакте и т.д.).
Ваше имя:
Контрольное число:
Отправка..
Комментарий: